Свято-Введенский Толгский женский монастырь, куда мы едем на следующий день, находится рядом с Ярославлем, там, где речка Толга впадает в Волгу. С матерью Смарагдой, чье послушание в тот день – сопровождать нас, мы бродим по кедровой роще (первые саженцы для нее были подарены Иваном Грозным) и слушаем историю монастыря, основанного в XIV веке, а в конце XX столетия восстановленного почти из руин стараниями настоятельницы Варвары, монахинь и воодушевленных ею мирских людей. Затем идем в трапезную монастыря, потолки и стены которой расписаны монахинями (их в монастыре больше ста, и многие сложные работы они выполняют здесь же, в мастерских). При входе читаем вполне обычное объявление о пользе мытья рук перед едой и изречения святителя Игнатия: «При всяком употреблении пищи, и редком, и частом, строго воспрещается пресыщение: оно делает человека не способным к духовным подвигам и отворяет дверь другим плотским страстям». Монахини угощают нас самыми вкусными блинами, какие мы когда-либо пробовали, чаем и вареньем из монастырских погребов. 

внутрь2.jpg

Мы ведем неспешную беседу с матерью Смарагдой, называющей телевизор «духовным вором» и рассказывающей о важных вещах. Время, предшествующее Великому посту, дается для того, чтобы посетить родных и близких. Это дни, когда просят прощения, – в этом одно из основных предназначений масленичной недели. В первые двое суток первой седмицы Великого поста общей трапезы не бывает. Ведь воздержание нужно для того, чтобы устремиться внутрь себя, задуматься о своем жизненном пути. Покаяние – главный двигатель нашего сердца, стремящегося к единению с Богом, к которому нет другого пути, кроме как через пост и молитву.

Слова эти доходят до самого сердца, и ощущается их важность, и чувствуется их глубкий внутренний смысл. Для каждого свой.

Текст: Людмила Никитина

Фото: Екатерина Демина

Благодарим журнал Jamie за предоставление материала

l3.jpg