14 февраля 2014 //

Первый раз я попала на Лазурный берег после Биаррица, с которого мы начали проводить свои французские отпуска. И поначалу кухней Лазурного берега была несколько разочарована, потому что Биарриц в этом смысле просто необыкновенное место. Это вкуснейшие рестораны, в том числе со свежайшими морепродуктами, ведь это океан, Атлантика. Конечно, мы выбирали ресторан по наводке друзей, чтобы не обмануться в ожиданиях. (Смеется.) И даже консьерж посоветовал нам посетить три малюсеньких ресторанчика высокой кухни. Каждый из них представлял собой буквально комнатушечку, да и меню было скромным: три-четыре варианта вторых блюд, два супа, несколько десертов и салатов. А мы, надо признаться, не такие уж фанаты ресторанов высокой кухни, во-первых, потому что там не расслабишься, все очень чопорно, а во-вторых, потому что на огромных тарелках тебе приносят каплю чего-то. В результате первое желание после ухода из такого ресторана – бежать туда, где можно действительно поесть. (Смеется.) Здесь же все оказалось невероятно вкусным и вместе с тем простым, даже Тигран (Кеосаян, кинорежиссер и телеведущий, муж Алены Хмельницкой. – Прим. Ред) удивлялся, что мы этим наедались.

Вообще высокая кухня это исключительно авторская история. Ты часто не понимаешь, что ешь, даже тогда, когда блюда сделаны на основе традиционных, всегда есть что-то неожиданное, какое-то ноу-хау. В одном из этих ресторанчиков мы ели блюдо из… коровьих щечек – просто нереальная вкуснота! Уже не говоря о подаче блюд… Ты понимаешь, что соприкоснулся с чем-то прекрасным, с настоящим искусством. А нам сразу сказали, что на «Лазурке» именно вкусных ресторанов не так много и лучше обратиться к итальянской кухне, что мы в основном и делаем. Итальянские заведения – проверенные, вкусные. Естественно, мы не могли не посетить знаменитые места французской высокой кухни, о которых были наслышаны и в которых, что называется, нужно отметиться. (Смеется.) В ресторан Le Petit Maison вообще записываются за месяц. Правда, я думаю, что этот ажиотаж еще и искусственно создан, дабы поддержать легенду. Туда приходят не столько есть, сколько себя показать, и кого там только не встретишь… Но не могу сказать, что я пришла в дикий восторг от их высокой кухни. Тем более что почему-то, как в наши советские времена, пафосности ресторана часто сопутствует не очень хорошее обслуживание – официанты наглые, медлительные, ведут себя так, будто ты незваный гость. Что, естественно, раздражает. В общем, после такого с еще большей радостью отправляешься в какое-нибудь милое итальянское местечко, где тебя любят и принимают как родного. Кстати, в одном из дорогих итальянских ресторанов в Монако я впервые попробовала удивительные спагетти «Ботарга», соус делается из икры какой-то рыбы, похожей на икру воблы. У них есть ресторанчики бутиковой еды, они называются «антрекоты», где я увидела в витрине кусочек чего-то, который стоил 200, 300 евро… Я не понимала, что это, оказалось, как раз та самая икра. Они ее немножко приправляют маслом, делают с ней соус и добавляют как трюфели. И стоит она наравне с черными трюфелями. Сейчас я подумала о том, что можно попробовать самой сделать пасту с икрой воблы. Не исключено, что получится не хуже. (Смеется.)

Но нельзя все время питаться в ресторанах. Мне кажется, что все нормальные люди, которые долгое время завтракали, обедали и ужинали в ресторанах, подтвердят, что от этого можно застрелиться, потому что ты уже не хочешь ни-че-го. И у нас все закончилось тем, что я пошла в магазин, накупила кучу всякой еды, и мы на балконе в гостинице рубали какой-то салатик, сыр, колбаску и сидели счастливые и расслабленные. (Смеется.) Поэтому, когда прошлым летом мы сняли квартиру, все было уже совершенно по-другому. Конечно же мы выбирались и в рестораны, но я готовила, ходила на рынок, в магазины…

Это была практически жизнь аборигенов. (Улыбается.) На рынке мы покупали свежайшую рыбу, кальмаров и конечно же овощи, овощи, овощи... А в магазине – сыры, колбасы… Тигран с Сашей (дочь актрисы. – Прим. Ред.) – очень колбасные люди. Единственное, не перестаю удивляться тому, что у них нет хороших помидоров и маленьких огурцов, только длинные, как наши ранние, которые у нас и за огурцы-то не считают. (Смеется.) А мне очень тяжело существовать без настоящих помидоров. Но зато… какие цукини, какая зелень, какие персики и какое мясо! Причем везде: и на рынке, и в магазине. И еще я наслаждаюсь печенкой: и говяжьей, и ягненка. Она продается кусочками, надо просто на сковородке сделать пшик на одной стороне и на другой, и она тает во рту. У нас такую печенку найти невозможно ни в «Азбуке вкуса», ни в «Гурмэ», нигде.

Отдельная статья – предательские булочные. В Москве я себя в мучном ограничиваю. Там ограничивай – не ограничивай, удержаться невозможно. (Смеется.) Перед едой – хлеб с оливковым маслом… это вообще что-то! И удивительное дело – ты не поправляешься. А ведь мы покупали и всевозможные булочки: и в сахарной пудре, и с изюмом, и с шоколадом – все божественно вкусные. Дело не только в выпечке, но еще и в муке, она другая.

Как раз в то время, когда я приехала в Ниццу в прошлом году, на площади Массена открылась выставка итальянских продуктов. И мы с подругой-одноклассницей, которая, к счастью, тоже была глубоко беременна, с сумками на колесиках пошли туда (кстати, там никто не стесняется ходить с ними). И мы там, во-первых, напробовались (нам давали за четверых), во-вторых, напокупались. Я приобрела тонну макарон, каких-то потрясающих колбас, оливковое масло. Там были павильоны масла, причем не только из разных мест, но даже с разных точек одного города. Мы нашли масло, от которого я просто не могла оторваться, – полный улет! Купила трехлитровую банку, думала, куда столько, хотела взять литр. В результате оно кончилось гораздо раньше, чем я планировала, потому что мы уже не могли обходиться без него. Именно в тот год я как раз распробовала оливковое масло, поняла, что это такое. Теперь знаю, что для меня самое вкусное – итальянское масло: тосканское и с юга Сицилии.

Прожить три месяца в стране это не то же самое, что три недели. С нами уже здоровались как с родными. (Улыбается.) Мы очень полюбили маленькую лавочку рядом с домом, такой мини-магазинчик, где торговали арабы, милейшие, трудоспособные люди, которые закрывались после 12 ночи и открывались рано утром в отличие от французов. (Смеется.) Они видели меня с животом, а потом уже с Ксюшей. Однажды мы достаточно поздно возвращались домой, собирались поужинать, уже представляли себе, что сейчас сделаем большой салат... Заходим в лавочку, смотрим на прилавок и с тоской понимаем, что огурцов нет. Никаких. Продавец спрашивает: «Вы что-то ищете?» «Да, вот жалко, нет огурчиков». И он нам: «Минуточку…» А он уже разложил себе на ужин помидорчик, огурчик, еще что-то… И берет половину своего огурца и говорит: «Вас устроит?» Мы смутились, а он: «Возьмите, возьмите, мне хватит». Не продал, а отдал просто так. Это было безумно трогательно!

Я так и не поняла, что значит французская повседневная кухня. Почему так прижились во всем мире и имеют колоссальную популярность итальянская и японская кухня? Потому что ты хорошо представляешь, что можешь съесть в итальянском или японском ресторане. Что это будет, к примеру, паста или роллы «Калифорния». Они могут быть хуже или лучше по качеству, но ты всегда знаешь, что хочешь и что можешь получить. А во французском ресторане? Какой-то средиземноморский салат?! Это так и осталось для меня загадкой.

Комментарии:

Эту статью еще никто не прокомментировал, вы можете быть первым!

Чтобы оставить комментарий на сайте, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.